Киевлянин на Донбассе

ВандалИнтервью с Андреем Савельевым, киевлянином, самым молодым ополченцем Донбасса, который в 16 лет воевал в городе Славянске.

— Андрей, ты участвовал в боях за Славянск фактически от первого дня. Участвовал в защите Крыма до этого. Но мало кому известно, что ты до этих событий был политически активен в довоенном Киеве. Есть история, когда ты спас российский флаг от поругания бандеровцами, за что заслужил награду от Президента РФ. Расскажи подробности этой истории.

— В Киеве до войны я состоял в организации «Верное казачество». Сначала это был кадетский класс, затем патриотическая структура под началом атамана Алексея Селиванова. Мы посещали православные мероприятия, ходили в крестные ходы, акции в поддержку славянского единства и братства между народами России и Украины. Одно из таких мероприятий проходило в 2012 году на Софийской площади — митинг за воссоединение России, Украины и Белоруссии.

Туда заявились радикалы из «ВО Свобода» Тягинбока. Они вступили с нами в словесную перепалку. Затем один из них вырвал у нашего казака флаг и побежал с ним, наверное с целью осквернить его. В толпе на это мало кто обратил внимание. А так как я стоял с краю, я заметил этот инцидент, побежал за ним. Причем я был в парадной форме, в туфлях, — бежать было неудобно. Но я обладал хорошей спортивной подготовкой, поэтому быстро настиг преступника, мужчину лет 35, повалил на землю, забрал флаг. Подбежали остальные, началась драка со свободовцами. Есть видео и фотографии этих событий. Милиция оставалась в стороне.

Когда драка закончилась милиция вступилась. Причем в 2012 году забрали не нас, а радикалов за нарушение правопорядка, как зачинщиков потасовки. Никого из казаков не тронули.

Инцидент с флагом попал на камеры. О нем писали в газетах на сайтах, брали у меня интервью. От казачества мне дали награду — крест второй степени. Потом, уже зимой, в декабре. Меня пригласили в посольство РФ и лично Михаил Зурабов вручил мне часы от Президента Российской Федерации. Также от посольства мне подарили айпад.

— А где сейчас находится этот флаг и эти часы?

— Флаг этот висел у нас в казачьем штабе. Его дальнейшую судьбу установить сложно, так как я покинул Киев. Уезжал в спешке, поэтому о нахождении часов также ничего не могу сказать.

— Тебе тогда было 14 лет. А со скольких лет ты начал разбираться в политике?

— Примерно в 11-12 лет бывал на мирных митингах. В 13 лет мы начали выезжать на защиту храмов от неонацистов. Конкретные схватки с радикалами начались, когда мне было 14 лет.

— Значит ли это, что накал неприязни в разных идеологических группах молодежи был меньше?

— Ненависть разгоралась постепенно. До 2012 года фашистов было меньшинство и на улицы они выходили очень редко. Власть была против них. А после выборов в Верховную Раду, когда их представители были легализованы, они получили покровительство и возможность действовать.

— Митинги в Киеве этих лет они все имели характер противостояния?

— Нет далеко не каждый митинг превращался в уличную войну. Было много мероприятий, которые проходили абсолютно мирно. Милиция следила за толпой. Несколько лет подряд в мае извращенцы пытались провести свой парад, и все православные люди выходили на улицы, чтобы не дать им это сделать. В 2013 году попытка проведения содомитского флеш-моба состоялась у киностудии Довженко. Примечательно, что вместе с православными и с казачеством, противостоять гей-параду вышли и бритоголовые.

— Вы оказались в тактическом союзе против содомского зла. А были вообще какие-то попытки установить контакты с украинскими радикалами, попытки разъяснить какие-то моменты?

— Думаю нет. Может и были единичные попытки, но разговаривать с ними не о чем. В мозгах ничего нет. Ими просто манипулируют как мясом.

— Ты был в кадетском классе. Приходил после школы и занимался. Как часто ты посещал эти занятия, и какое влияние они на тебя оказали?

— Занятия проходили ежедневно и очень сильно повлияли на мое мировоззрение. Я занимался в кадетском классе с первого для. На моих глазах приходили и уходили разные люди, но костяк организации всегда был. Я в нем оставался вплоть до отъезда из Киева.

— Чем конкретно вы занимались?

— Фехтование, рукопашный бой, стрельба, тактические занятия в лесу, поездки на полигон, идеологическая подготовка.

— Есть сведения, что параллельно с вами активно работали лагеря по подготовке украинских боевиков…

— У них все серьезнее намного было. Их финансово поддерживали. Это уровень несопоставимый с кадетским корпусом.

— То есть в одной и той же стране развивалась подготовка совершенно противоположных идеологически течений?

— По масштабу эти процессы были несопоставимы. Нас было меньшинство. Таких клубов, как наш были единицы.

— А вы были в курсе о серьезной подготовке у фашистов?

— Честно говоря, нет. Мы знали об их существовании, но до Майдана не придавали этому факту серьезного значения.

— В тот момент не помешала бы какая-то разведывательная деятельность с вашей стороны. Если бы ты стал во главе вашего тогдашнего движения уже умудренный опытом Майдана и войны, что бы ты сделал?

— Думаю, что подпольные организации радикалов действуют и в России. То, что там происходило, имеет огромную ценность для изучения. Чтобы это не повторилось в РФ необходимо принять превентивные меры. Хотя бы на уровне общественных организаций. Если взять опыт госпереворота в Киеве, — могу сказать, что любая интенсивная, а самое главное — централизованная, духовная и физическая подготовка молодежи не помешает. Необходимо постоянно держать себя в тонусе.

UKS283-XpNA

— Ты учился в школе. Затем в колледже. Как менялся моральный облик твоих одноклассников и одногрупников?

— В конце 2013 стало модно быть «патриотом», изъяснятся на мове, носить ленточки на рюкзаках. И вся биомасса, которая никогда больше 10 книг не читала, получая весь набор представлений о мире из ток-шоу и интернета, стала думать, что Россия, враг, Бандера — герой, а Украина древнее государство, захваченное москалями. Пришло время пользоваться этими идиотскими штампами. С Майданом все они поддержали смену власти. Я понимал, что все это не ограничится одной Украиной. Просто не мог находиться рядом с ними.

— А ты не пытался их переубеждать?

— Конечно пытался, но это неблагодарное дело, когда против твоих усилий с другой стороны работает зомбо-система, и многолетний комплекс исторических предрассудков.

— Есть ли шанс, что когда-нибудь ситуация в головах этих людей изменится?

— Когда выключится телевизор и сменится власть в Киеве. Каждый день их будут подпитывать информацией про исключительность украинства. В Киеве некоторые уже начинают приходить к конструктивным выводам. Это происходит на волне разочарования результатами Майдана. Появляются зачатки критического мышления. Я переписываюсь с такими людьми. В основном это люди образованные.

— Сможет ли украинская власть надолго утвердиться в Киеве? Приходят сведения о выделении очередных финансовых дотаций с Запада…

— Это марионеточное правительство не устоит, даже не смотря на деньги, поток которых все-таки иссякает.

— Вернешься ли ты в Киев, если все станет на свои места?

— Это моя Родина. Я там родился, и поэтому этот город мне дорог.

IMG_20150625_120520_3CShttp://rusnext.ru/news/1446793925

Помочь Верному Казачеству

rukopozhatie
Помочь можно, перечислив пожертвование на карту Сбербанка России 6761 9600 0207 649931

Оставить комментарий